Рассвет Империи

На исходе первой половины XIX в. в должности генерал-губернатора Восточной Сибири (территории от берегов Енисея и до Аляски) был утвержден Николай Николаевич Муравьев. Именно он стал главным инициатором и исполнителем возвращения России к Амуру, и путь этот начинался из Забайкалья. Естественно, подобная активная политика требовала усиления здесь военных сил. В Забайкалье в те дни проживало чуть более 10 000 русских мужчин всех возрастов, числившихся в казачьем сословии. Еще 11 500 «душ» мужского пола всех возрастов составляли причисленные к казакам тунгусы и буряты. 

Для увеличения численности казаков, Муравьев предложил императору освободить десятки тысяч забайкальских крепостных, переведя их в казачье сословие. Положение о новом дальневосточном казачестве было высочайше утверждено 17 марта 1851 г. К исходу лета 1851 г. в Забайкальском казачьем войске числилось 48 169 душ мужского пола, из них 20 410 «пеших казаков», вчерашних крепостных.

Форма Забайкальских казаков

Муравьёв понимал, что вернуть нашей стране Амур смогут не одни войска, а именно новые русские поселения на его берегах. Уже в 1855 г., во втором «амурском сплаве», помимо войск, участвовали и первые переселенцы, в том числе 43 женщины и 39 детей из забайкальских казаков. Именно они основали первую станицу в устье Амура (ныне это окрестности села Мариинского в Ульчском районе Хабаровского края). В следующем 1856 г. на берегах Амура забайкальские казаки основали ещё три поселения, тонкой цепочкой протянувшиеся вдоль огромной реки — станица Кумарская (в 200 км к западу от современного Благовещенска), Зейская (сегодня город Благовещенск) и Хинганская (ныне село Пашково в Облученском районе Еврейской автономной области). Еще через год, в 1857 г. вдоль Амура возникла цепочка из 17 казачьих станиц. Эти поселения, или «Амурская линия», как их тогда официально именовали в штабе генерал-губернатора Муравьёва, стали важным фактором на переговорах с представителями Пекина о новой границе. Договор, официально вернувший Приамурье в состав России, был подписан в мае, а в декабре того же, 1858 г., на этих землях царским указом были учреждены Амурская и Приморская области. К 1862 г. на берегах Амура и Уссури насчитывалось уже 89 казачьих станиц с населением около 17 тысяч человек.

Сплавы не только доказали судоходность Амура, но и сыграли важную роль в ходе Крымской войны в обороне Камчатки от объеденных англо-французских сил. Поняв, что взять Камчатку невозможно, противник решил захватить устье Амура, для контроля всего фарватера реки вплоть до Забайкалья, где в то время добывалось серебро и золото, и фактически был сосредоточен весь промышленный и военный потенциал Восточной Сибири. Муравьев, просчитав действия противника, в срочном порядке организовал оборону места потенциального десанта – залива Де-Кастри.

Десант из четырёх сотен отборных британских морских пехотинцев встретили 130 забайкальских казаков под командованием есаула Помпея Пузино. С 3 по 17 октября 1855 г. продолжался бой. К моменту отступления противника к казакам подошел резерв. Залив обороняли 735 воинов, включая 465 казаков Сводного пешего полубатальона Забайкальского казачьего войска. Все участники боевых действий были награждены светло-бронзовыми медалями «В память войны 1853–1856 гг.» на ленте ордена Святого Андрея Первозванного. Это была первая боевая массовая награда забайкальцев. Тогда же появились и первые награжденные Знаком отличия военного ордена Святого Георгия

Не обходились без участия Забайкальских казаков и научные экспедиции по исследованию Монголии и Китая. Кроме собственно научных целей исследователи осуществляли топографическую съемку местности, наблюдали за политической обстановкой, о чем докладывали военному руководству вплоть до Генерального штаба. Подобные экспедиции проводились под руководством Николая Михайловича Пржевальского, Григория Николаевича Потанина, Петра Кузьмича Козлова и других. О значении подобных экспедициях свидетельствуют государственные награды, так забайкальские казаки Пантелей Телешов и Семен Жаркой стали полными Георгиевскими кавалерами получив это звание за участие именно в исследованиях Центральной Азии.