Foto-CHehova-8.jpg

Весной 1890 года молодой, но уже известный писатель Антон Павлович Чехов принял приглашение участвовать в проведении переписи населения и отправился на остров Сахалин. Путь его проходил Сибирским трактом - «самой большой и, кажется, самой безобразной дорогой во всем свете».

Чехов 

В тарантасе 

по Забайкалью

Так выглядел Антон Павлович

за 2 года до своего Сибирского вояжа

Выехав из Иркутска в Верхнеудинск 12 июня, Забайкалье Чехов покинул уже 20-го. Буквально галопом промчавшись по городам и весям Забайкалья (а путешествовал он именно на лошадях) они удостоились ряда лаконичных характеристик: «Верхнеудинск миленький городок, Чита плохой, вроде Сум», «был в Нерчинске. Городок не ахти, но жить можно».

А так выглядел тарантас

(как до Сибирского вояжа писателя,

так и после)

Конечно, на ознакомление с Забайкальской природой, пусть и из тарантаса у Антона Павловича было больше времени. Первое впечатление у писателя сложилось сразу, как он спустился с парохода на Забайкальскую землю: «Скотина Левитан, что не поехал со мной». Жаль, что Исаак Ильич сославшись на здоровье - отказался, кто знает, на какие шедевры вдохновило бы его Забайкалье. И может быть на картине «Над вечным покоем» оказалась запечетлена не церковь из Плеса (где в то время был Левитан), а, скажем, Успенская под Нерчинском,  и на фоне слияния Нерчи и Шилки...

Исаак Левитан "Над вечным покоем"

Вариант из параллельной вселенной

Тот самый домик в Сумах

Здесь особо интересно упоминание долины Псла.  Тот самый город Сумы, с которыми Чехов сравнивает Читу стоит как раз на реке Псёл – притоке Дуная. В Сумах у подножия горы сохранился одноэтажный белый домик с шестью колоннами, откуда братья и сестра Чеховы любили смотреть на бескрайние дали Псла.

Река делает в том месте изгиб, ее излучина и дала название местности – Лука (тогда поместье близ Сум, а сегодня часть города). Сам Антон Павлович писал: «...Дача великолепна. Мишка наврал. Местность поэтична...». В Сумах Чехов прожил с мая 1888 года по 1889 год (и даже возвращался туда после поездки на Сахалин), в местной церкви венчался его брат Александр Павлович, там же отпевали другого брата писателя – Николая. Вскоре после его смерти появляется «Скучная история» именно с этого произведения, как считают чеховеды, и начался настоящий Чехов. Именно в Сумы адресованы путевые письма Чехова родным. И кажется, не такое уж и отрицательное сравнение, если узнать о важности Сум в судьбе Антона Павловича.

Открытка начала ХХ века

Еще одно предположение заключается в том, что лестные впечатления о Верхнеудинске и Нерчинске вызвали случайные встречи писателя. Так в Нерчинске Чехов встретился с журналистом и краеведом Иваном Багашевым. В Нерчинск Чехов прибыл 19 июня и остановился в гостинице «Даурия», где и состоялась встреча. Багашев позже напишет в своем дневнике: «Вчера у Мокеева познакомился с беллетристом г. Чеховым; он едет на Сахалин... человек любознательный, не чета чиновникам. Спрашивал о Нерчинске, и о Каре, о врачах, удивился, что здесь есть музей».

Здание гостиницы "Даурия"

в Нерчинске

Правда, похожи?

Домик в Сумах

Однако, вернемся к Антону Павловичу, который далее в письме родным продолжает: «в Забайкалье я находил всё что хотел: и Кавказ, и долину Псла, и Звенигородский уезд, и Дон. Днем скачешь по Кавказу, ночью по Донской степи, а утром очнешься от дремоты, глядь, уж Полтавская губерния - и так всю тысячу верст».  

Открытки с видами Забайкалья  начала ХХ века

Возможно, впечатления о Верхнеудинск связаны со встречей с врачем Баргузинского округа - Николаем Васильевичем Кирилловым. Один из будущих основателей Читинского музея учился вместе с Антоном Павловичем на медицинском факультете Московского университета. Нет никаких свидетельств об их близком знакомстве. Однако, земский врач по фамилии Кириллов является персонажем рассказа Антона Павловича - «Враги» 1887 года.  Остается лишь досадовать, встреть Чехов кого в Чите, может и о ней впечатления были бы лучше.

Доктор Кириллов

(настоящий, а не из рассказа)

Чита времен проезда Чехова

Забайкалье не хотело расставаться с Чеховым. Пароход с писателем на борту «У Усть-Стрелки, где Шилка сливается с Аргунью ... налетел на камень, сделал несколько пробоин и, набрав в трюм воды, сел на дно». А чтобы Антону Павловичу было не так грустно сидеть на пароходе, судьба направила вверх по Амуру пароход «Вестник» с военным оркестром на борту. «Ермак», перекрыв форватер, не давал двигаться дальше и «Вестнику». Забайкалье проважало Антона Павловича оркестровой музыкой.

Открытка начала ХХ века

«В результате целое торжество. Вчера весь день у нас на палубе играла музыка, развлекавшая капитана и матросов и, стало быть, мешавшая починять пароход. Женская половина пассажирства совсем повеселела: музыка, офицеры, моряки... ах! Особенно рады институтки. Вечером вчера гуляли по станице, где играла по найму казаков всё та же музыка».

- Из письма Антона Павловича матери в Сумы

Национальный колорит в Чеховское стояние на Амуре добавляли китайцы. Дополняя военный оркестр «один китаец сидел на палубе и пел дискантом что-то очень грустное; в это время профиль у него был смешнее всяких карикатур. Все глядели на него и смеялись, а он — ноль внимания. Попел дискантом и стал петь тенором: боже, что за голос! Это овечье или телячье блеянье». В письме Чехов также пишет: «косы у них черные, длинные, как у Натальи Михайловны» имея в виду хозяйку того самого дома, который снимала семья писателя в Сумах - Наталью Михайловну Линтвареву. Дополняла абсурдность Чеховского парохода ручная лисица, живущая в гальюне «Ермака» и любившая смотреть как умываются пассажиры.

Так и прошло знакомство Антона Павловича с нашим Забайкальем.

А теперь, для любителей творчества Антона Павловича тест

Н.В. Еремеев. Чехов в Сретенске.

Картина из фондов Сретенского районного краеведческого музея