• Дмитрий

Участие РОКК в эвакуации больных и раненых воинов в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг.

Пост обновлен 24 мая 2019 г.




Процесс эвакуации раненых начинался на поле боя. Самыми распространенными видами транспорта для перевозки раненых и больных от перевязочных пунктов и лечебных заведений являлись: безрессорные двуколки, арбы, вьючные носилки.


Двуколки представляли собой деревянные ящики с высокими стенками. По распоряжению инспектора госпиталей их оборудовали крытым верхом (брезентовая ткань на деревянном каркасе), веревочными сиденьями или носилками-кроватями. Для большего комфорта использовалась солома, китайские одеяла. На зиму двуколки утеплялись войлоком. Ряд двуколок, предназначенный для транспортировки лежачих состоял из двух носилок, расположенных друг над другом, что приводило к смещению центра тяжести и еще большему неудобству при транспортировке [1, с. 133-135; 2, с. 1239-1240].


Китайская арба по сравнению с двуколкой более подходила для транспортировки лежачих благодаря вытянутому дну. Однако удлиненная конструкция делала ее менее мобильной и более тяжелой, к тому же требовался экипаж из 3-4 лошадей [1, с. 135; 2, с. 1239].


Для транспортировки тяжелораненых наиболее подходили вьючные носилки. Ручки их крепились к оглоблям, которые фиксировались ремнями к вьючным седлам [1, с. 135-136; 2, с. 1240].


До времени мукденских боев свою деятельность осуществляли 9 санитарно-транспортных и летучих отрядов Красного Креста. В состав летучего отряда, как правило, входили два врача, 4 студента-медика, брат милосердия, заведующий хозяйством, дежурный и 14 санитаров. Отряд обильно снабжался перевязочными средствами [2, с. 1241-1242]. Каждый отряд имел от 10 до 30 повозок предназначенных для транспортировки раненых [1, с. 132], чего явно не хватало. Военное ведомство ко времени Ляоянских боев (количество раненых здесь доходило до 13 000) располагало транспортами вместимостью 1 600 человек, количество транспортов оставалось неизменным до боя при Шахэ, где раненых насчитывалось до 30 000 [1, с. 131-132].


Под действием прогресса менялось лицо войны. Сражения начали активно приобретать позиционный характер. Среди прочего на позициях разворачивались линии конной железной дороги. У Ляояна проложили около 50 верст узкоколейного полотна, под Мукденом – около 220 верст. Эти линии использовались и для эвакуации раненых. Во время боев под Мукденом, было задействовано около 180 вагонеток, которыми перевезено 2 700 раненых [1, с. 140-141].


После мукденских боев Красный Крест обратил внимание на проблему нехватки средств транспортировки. Летом 1905 года РОКК закупило 57 финляндских двуколок, во Франции заказали 88 повозок Лефебра, в Финляндии – 21, на фронте сформировали арбяной транспорт. Однако ко времени прибытия данных транспортных средств военные действия уже были прекращены [1, с. 133].


Основным средством эвакуации на первом этапе военное ведомство рассматривало речной транспорт. Однако он использовался только в навигацию 1904 года и не оправдал расчета. Военное ведомство из Харбина в Благовещенск на одной необорудованной барже эвакуировало 250 человек. В распоряжение Красного Креста управление КВЖД предоставило 7 пароходов и 11 барж, Переселенческое Управление - 5 барж в Сретенске и Благовещенске [3] . Всего Красный Крест оборудовал 14 барж, общей вместимостью 1 800 больных. Водным путем удалось перевезти, по сведениям из разных источников, от 1 959 до 2 238 военнослужащих [1, с. 154-155; 6, с. 270-271]. Транспортировке не способствовало наличие перекатов на реке Сунгари и ряд других факторов. В результате баржи были задействованы как стационарные лазареты [6, с. 270-271].


Поезда для эвакуации формировались постепенно. В их числе выделялись именные поезда частных лиц и организаций (по уровню комфорта, как правило, превосходившие, или, по крайней мере, не уступающие типовым поездам) [5, с. 46; 6, с. 114-149 (прил.)].


Вторую группу представляли типовые и вспомогательные санитарные поезда. Состав санитарного поезда, утвердила особая комиссия во время пробной мобилизации на Курских маневрах в 1902 году [6, с. 251]. Практически без изменений этот состав оговаривался во временном положении о организации военно-санитарных поездов от 27 февраля 1904 года [1, с. 142] . Все вагоны (кроме багажных) усианавливались на тележки Пульмана. Их конструкция позволяла пассажирам не чувствовать сильных рывков и ударов колес. Станки Кригера для транспортировки тяжелораненых имели вертикальные (со стороны стены) и горизонтальные амортизаторы. Специальные полозья станков имели фиксаторы для носилок, на которых больного заносили и выносили с поезда [1, с. 143].


Во вспомогательных поездах персонал являлся постоянным. В составе использовались обустроенные товарные вагоны, которые, как минимум, утепляли и делали проходными. Красный Крест располагал 16 вспомогательными поездами, из которых 15 сформировали за счет Главного Управления, а один – Дворянской организацией [6, с. 263].


Большая часть лиц эвакуировалась во временных санитарных поездах. Перед крупными сражениями увеличивалось количество поставляемых грузов в армию. Пустые вагоны накапливались в конечных точках, и рационально их было использовать для эвакуации раненых. К вагонам-теплушкам цепляли классный вагон для персонала, вагон-кухню и вагон-цейхгауз. Персонал поезда являлся временным. По прибытии в пункт назначения подобные поезда расформировывались и из вагонов составляли грузовые составы. Классный вагон и специальные вагоны отправляли обратно. В 1904 году Красный Крест оборудовал 10 вагонов-кухонь. На момент окончания компании их насчитывалось 87 [6, с. 257].


С августа 1904 по март 1905 годов в специальных санитарных вагонах удалось перевезти лишь 16 % общего числа эвакуируемых [6, с. 298]. Использование неприспособленных вагонов и общее попустительство военного ведомства к санитарной части привело к тому, что в ходе эвакуации, после боев на реке Шахе, значительная часть раненых получила обморожение [5, с. 353].


При усиленной эвакуации не хватало персонала в санитарные поезда. Так, во временном санитарном поезде № 47 на 1 200 эвакуируемых приходился один врач и несколько фельдшеров. Лазареты Красного Креста организовывали перевязочные пункты на вокзалах и оказывали помощь во время стоянки поезда [5, с. 97 (прил.)].


Несмотря на то, что снабжение поездов питанием входило в обязанности продовольственных пунктов военного ведомства, их неравномерное распределение по линии дороги приводило к тому, что эвакуируемые в холодных теплушках лишались горячей пищи. В этой связи Красным Крестом организовывались питательные пункты. Особо крупные обеспечивали пищей в день до 8 000 человек. Во время Мукденских боев пункт в Гунчжулине накормил до 40 000, пункт на ст. Яомынь до 25 000 раненных. Кроме того пункты снабжали санитарные поезда идущие в тыл запасами продуктов на несколько дней [2, с. 1273-1274].


При ошибках по организации эвакуации, при спешном отступлении из Мукдена, в госпиталях оставили около 1 150 тяжелораненных (включая 350 японцев) [7], еще около 3 000 раненых оставались на полях сражения. Учитывая это, персонал госпиталей Красного Креста и военного ведомства под общим руководством главноуполномоченного РОКК А.И. Гучкова принял решение остаться на подконтрольной японской армии территории [4].


Таким образом, деятельность Красного Креста не ограничивалась лишь оказанием медицинской помощи. Основным преимуществом Общества перед военным ведомством заключалось в его гибкости и способности оперативно реагировать на выявленные в ходе компании организационные недочеты. В основе этой особенности лежал принципиально иной подход к деятельности, основанный на инициативе отдельных лиц и принципе гуманизма.


Библиография:


1. Война с Японией 1904-1905 гг. Санитарно-статистический очерк / сост. Н. Козловский. – Петроград: Военная типография императрицы Екатерины, 1914. – 306 с.


2. История русско-японской войны – т. 5 / ред. изд. М.Е. Бархатов, В.В. Функе. – СПб., 1909. – 1033-1281 с.


3. Красный Крест на Дальнем Востоке // Летопись войны с Японией. – 1904. – № 5 – с. 84


4. Петин С. Несколько слов о военно-медицинской организации в японской армии. (Из впечатлений и наблюдений врача во время Мукденского плена) // С. Петин, Вестник Красного Креста на Дальнем Востоке. – 1905. – № 4 – с. 57-59


5. Павлов Е.В. На Дальнем Востоке. В 1905 году. Из наблюдений во время войны с Японией // Е.В. Павлов. – СПб: книгопечатня Шмидт, 1907. – 486 с.


6. Русско-японская война 1904-1905 гг. т. 7: Тыл действующей армии. ч. 1. Организация и деятельность управлений действующей армии // Работа военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны. – СПб: типография Тренке и Фюсно, 1910. – 599 с.


7. Телеграмма главного начальника санитарной части маньчжурской армии // Летопись войны с Японией. – 1905. – № 50 – с. 978



© 2016-2019 Дмитрий Скажутин.

"I am a part of all that I have met"

-Ulysses, Alfred lord Tennyson.